АлБи
"Сезон для местных"

Светлана Май дала интервью деловому изданию "Курс дела"

 

Основным изменением на рынке сезонной рабочей силы можно считать тенденцию отказываться от найма гастарбайтеров, так считает Светлана Май.

— Итак, наши эксперты в целом заявили, что рынок сезонной рабочей силы особо в этом году не изменится. Но так ли это в действительности?

— Рынок действительно не особо изменился: и работодатели, и аутстафферы не ожидают каких-то особых всплесков, это касается как зарплат, так и потребностей. Спрос на сезонников может, конечно, как-то точечно проявляться (например, в Воронеже строят атомную электростанцию), но он будет, понятное дело, краткосрочным, в целом же все останется на том же уровне. И совершенно понятно, почему: экономика сейчас не в лучшем состоянии. Пожалуй, новое, что можно отметить, — то, что работодатели стали тщательнее относиться к оформлению трудовых отношений с сезонными рабочими в связи с большими штрафами, повышением уровня правовой культуры работников, их желанием отстаивать свои права. Сегодня работодатель больше рискует получить неприятности, неправильно оформив трудовые отношения, чем даже экономя на налогах и бюрократическом оформлении. Кризис чувствуется, работодатели просчитывают риск и стараются всячески его устранить. Эта тенденция прослеживается на всем рынке труда, не только сезонной рабочей силы. Многие работодатели принимают решение выплачивать только белую заработную плату...

— Тенденция-то в принципе позитивная.

— Вполне. Многолетняя политика руководства страны дала свои плоды. На самом деле с каждым годом все сложнее вести серо-белую зарплатную политику. И рынка сезонной рабочей силы это тоже касается.

— Понятно, что процентов 70 сезонных работников — это молодежь, поколение «игрек». Очень сложное для эйчаров поколение. Если методы традиционной мотивации с ними не работают, если у них ветер в голове, то как их замотивировать на и без того временную, «несерьезную» работу?

— Да, конечно, у них своеобразное отношение к себе, к работе, для них важен интерес. Есть эффективные инструменты для штатных сотрудников — так называемые долгие схемы: заработать на путевку, на шубу, дождаться 13-й зарплаты плюс какая-то грамотная корпоративная политика. Это все долгоиграющие проекты. С сезонными работниками так нельзя, и эксперты это подтвердили. Основной мотивацией для них являются деньги. Однако если говорить о молодежи, то можно попробовать все-таки найти что-то интересное. Понимаю, что это довольно сложно, так как есть работы, которые в принципе не могут быть интересными. Например, что интересного в покраске забора? Однако вспомним незабвенного Тома Сойера, как он прекрасно вывернулся из этой ситуации. Конечно, это шутка, но доля рационального зерна в этом есть. Вот Максим Антошихин упоминал, что у них людей не просто устраивают, но и обучают, то есть дают какую-то минимальную профессию, корочки, сертификаты. Может, работодателям рассмотреть этот вариант, чтобы после трех-четырех месяцев человек выходил не просто с опытом работы, но и с какими-то документами. Какая бы ветреная молодежь у нас ни была, она задумывается об этом.

— А если мы возьмем сегмент сезонного рынка труда, где традиционно были задействованы иностранцы, овощеводство, другие аграрные работы, то как там изменится расстановка сил в связи с сокращением квот на иностранную рабочую силу?

— На сегодняшней встрече не было людей, которые глубже знают эту тему, но мой опыт говорит, что иностранцы объединяются в свои анклавы. Эти вопросы решают внутри диаспор. Но вообще появилась четкая тенденция — отказ от иностранной рабочей силы. Потому что ее привлечение означает огромную волокиту с документами, оформлением, штрафами. Москва и Питер вообще готовятся, похоже, к полному отказу. Об этом говорят уже во всех кадровых и аутстаффинговых агентствах. На мой взгляд, это станет глобальной тенденцией и докатится до регионов. Однако не думаю, что это как-то скажется на зарплатах тех российских граждан, которые придут на место гастарбайтеров. Вряд ли им будут платить намного больше — ресурсов для этого в экономике сейчас нет. 

 

Оригинал статьи на сайте "Курс дела"